Александр Кобринский: русский язык следует за реальностью

Доктор филологических наук, профессор РГПУ им. А.И. Герцена, юрист, специалист по литературе рубежа 19-20 веков, Кобринский Александр Аркадьевич, рассказал корреспонденту «Русской инициативы» о том, как и почему меняется русский язык. Позиция Александра Кобринского оказалась весьма «жгучей». Развитие русского языка, как и развитие русскоговорящими бизнеса за рубежом на русском языке, Александр Аркадьевич считает сейчас сложно досягаемой задачей.

— Здравствуйте, Александр Аркадьевич! Вы как филолог не могли не заметить изменений, которые происходят в русском языке последние несколько десятилетий. Как Вы к ним относитесь?

Всегда такое происходит, язык — это изменчивая система. Он менялся постоянно и здесь нет ничего странного и неожиданного — это нормально. Изменения в языке не бывают хорошими или плохими — это некая объективная реальность. Более того, язык — самоочищающаяся система, как море или океан. Его невозможно загрязнить по желанию людей. Понимаете? Что бы вы ни делали. Поэтому часть новых слов, выражений остаются в языке, а часть уходит и люди просто забывают о них.

— А если говорить о заимствованных словах, которые сегодня приходят в повседневную жизнь и в бизнес? Когда российский бизнес ориентирован на изучение иностранных языков, когда корпоративная культура строится на английском…

Всегда же язык следует за реальностью. У нас был момент в истории России, когда вообще практически все образованные люди нации очень плохо говорили на русском, все говорили на французском языке. А по-русски многие вообще не говорили, но ничего. В итоге, из этого положения язык тоже вышел. Поэтому, ничего страшного нет. Все происходит почему? Потому что есть какая-то потребность. Отчего приходят слова из иностранных языков? Оттого, что появляются явления реальности, того же бизнеса, а в русском языке названия этому нет. Я приведу довольно банальный пример: в русском языке, все слова, начинающиеся на букву «а» кроме «авось» заимствованы. Другой разговор, что носители языка не ощущают их заимствованными. Вы же не считает слово арбуз чуждым языку? Сначала слова принимаются, как заимствованные, а потом они становятся русскими словами.

— Но можно ведь сделать так, чтобы посредством русского бизнеса, происходило и поэтапное наращивание интереса к русскому языку за рубежом? Одна из инициатив, с которой наша организация сейчас выступает — это как раз господдержка малого и среднего бизнеса за рубежом, который ведет свои дела по законам и стандартам иностранного государства, но на русском языке.

Это зависит от экономики, если в России будет мощная экономика, если Россия будет привлекательна для других стран, если в России будут защищены права людей, права предпринимателей, если у нас будет независимый суд и закон для всех будет работать — чего у нас нет — Россия будет привлекательна. Почему США привлекательны для бизнеса и для людей? Ну это 25% мировой экономики. А Россия -1,5%. Вот и смотрите.

— Вы считаете, что отношение к русскому языку и русской культуре меняется за рубежом в худшую сторону?

К русской культуре там негативного отношения нет. Наоборот — к ней относятся с большим уважением и я это хорошо знаю. Это касается именно России и интереса к ней… Самый большой пик интереса к России был во времена Горбачева и времена перестройки. Тогда был пик. Все учили русский язык, во всем мире открывались в университетах кафедры русской литературы, русского языка. Я это очень хорошо помню. Это было с 1987 года, когда Горбачев объявил о перестройке, и тогда изменился образ СССР. Если до этого во всем мире воспринимался Советский Союз, как «Верхняя Вольта с ракетами», т.е. нищая страна, с озлобленными людьми и ядерным оружием, то во времена Горбачева вдруг неожиданно выяснилось, что люди интересные, люди не злые, что они хотят быть частью европейского и мирового сообщества, что они уважают других людей, что они разделяют те же ценности, которые разделяет большинство людей мира — ценности демократии. И этот перелом в сознании вызвал огромный интерес. Изменилось отношение к России, изменилось отношение к русским, оно стало более доброжелательным и, как следствие, резко вырос интерес к русской культуре, русскому языку и русской литературе. Я ведь специалист по русской литературе и могу сказать, что за последние лет 7-8 в мире закрылось огромное количество кафедр русской литературы и русского языка. Их либо вообще закрыли, либо объединили с совершенно другими, уволили огромное количество преподавателей-профессоров, потому что упал интерес. Ведь интерес возникает только тогда, когда ты видишь в другой стране, что-то близкое, родственное.

— То есть Вы считаете, что сейчас о программах развития русского языка, в том числе и государственных, говорить рано?

Нет, это нужно делать! Это правильно! Но, я говорю о том, что невозможно поддерживать развитие русского языка в мире, не поддерживая репутацию страны-метрополии. Это невозможно! Вот почему английский язык завоевал такую популярность? Дело не только в мощи Соединенных Штатов или Великобритании. Дело в том, что когда развалилась Британская Империя, англичане поступили очень мудро: они перестали воевать, они отпустили все свои бывшие колонии, но они при этом создали Британское содружество, в котором есть очень мощная программа развития английского языка. И люди, которые оказались там, они знали, что им просто выгодно остаться в пространстве английского языка. А что произошло в бывшем Советском Союзе? Нашим соседям невыгодно изучать русский язык. Более того, русский язык у них ассоциируется с захватнической, агрессивной политикой. Поэтому в Грузии уже почти никто из молодежи не знает русского языка, в Прибалтике никто не хочет уже его изучать. Русский язык уходит.

— И какие шаги на ваш взгляд надо предпринять, чтобы изменить ситуацию?

Россия политически должна перестать вести имперскую политику. Привлекает экономика. Когда ты можешь влиять не танками и ракетами, а ты можешь влиять деньгами. И это очень важно. Вот если у тебя есть деньги, развита экономика, ты можешь поддерживать бизнес, поддерживать другие страны и тогда начинаются резкие изменения. И когда бизнес приезжает к нам и начинает здесь вести дела — то люди начинают изучать и язык. Это первое. Второе — это создание атмосферы для этих вот обменов. Китайцы пока едут. Но и они скоро перестанут ездить. Европейцы перестали ездить. А как только прерываются культурные, научные контакты, когда страна перестает быть свободной, она перестает быть привлекательной в плане языковом тоже.

Таким оказался прогноз развития русского бизнеса и русского языка за рубежом от экс-депутата Заксобрания, человека, который внес 46 законопроектов местного и федерального уровней, автора более 130 научных работ и книги о Данииле Хармсе.

Мы продолжим говорить о русском языке и жизни наших соотечественников за рубежом. Продолжим озвучивать вам разные позиции.

И, конечно же, продолжим собирать ваши инициативы для того, чтобы из них рождались нужные обществу законопроекты.

Задайте ваш вопрос:

У вас есть тема? Вы находитесь на месте событий? Мы написали текст по теме, про которую вы знаете больше нас? Напишите нам!

Как с вами связаться?
О чем хотите рассказать?

Нет комментариев к Александр Кобринский: русский язык следует за реальностью

Оставить комментарий

Смотрите также