Дорогие друзья! Сайт находится в стадии доработки и наполнения.
Алексей Тихомиров: «Всегда возвращаюсь в российские театры»

На сайте общественно-политического журнала «Казань» вышло интервью с российским оперным исполнителем, солистом московского музыкального театра «Геликон-Опера» и обладателем престижных премий Алексеем Тихомировым. Артист – уроженец Казани, земляк знаменитого Фёдора Шаляпина, дню рождения которого и посвящён материал. Самое интересное из разговора известного баса с журналистом Мариной Подольской читайте на сайте «Русской инициативы».

Западная сцена и родная Казань

«Дороги, действительно, очень разные, и ведут они, увы, чаще на западную сцену. Там больше работы, театры, режиссёры, коллеги давно и близко знакомы, налажен быт, утончённый зритель, новые трактовки старых опер, достойные гонорары. Но есть российские театры, в которые всегда возвращаюсь выступать, а по ним и любимые мои города Москва, Петербург, Екатеринбург, Новосибирск, Красноярск, Иркутск и, конечно, моя родная Казань. Тут мои родители и учителя, родина моя».

Алексей Тихомиров

Спектакль «Борис Годунов»в Центре оперного пения им. Галины Вишневской. Фото из группы Алексея Тихомирова «ВКонтакте».

Годунов в пиджачной тройке

«Первый мой Борис Годунов состоялся в 2006 году в московской «Геликон-Опере». Эту постановку я несколько лет пел в Москве, Тель-Авиве, Опере Масси во Франции, в итальянском Реджо-Эмилии, эстонском Сааремаа, венгерском Мишкольце, болгарской Софии. В 2010 году в Бельгии была выдающаяся постановка в Королевской опере Льежа, в 2011-м в Чили в Опере Сантьяго и в моём родном Центре Галины Вишневской.

В следующем году — «Борис Годунов» в Екатеринбургском театре оперы и балета, в 2014-м — в польской Познани, в 2015-м — чудесная постановка Петрико Ионеско в Марселе, дирижировал Паоло Арривабене. В Новой Опере в Москве Бориса я спел в 2016 году, в Красноярском театре оперы и балета — в 2017-м. В следующем году — «Борис Годунов» в Новосибирском театре оперы и балета и в Большом театре Женевы в Швейцарии с режиссёром Матти­асом Хартманом и дирижёром Паоло Арривабене.

Я играл и невиновного царя, и виноватого, и раскаявшегося, и в русских царских нарядах, и в вариантах католических одежд, и в современной пиджачной тройке. Режиссёры каждый по-своему или нащупывали параллели с нашим временем, или напоминали, как стабильны, веками живучи основные схемы человеческих взаимодействий. Кто из них оказался ближе к истине? Неизменной во всех постановках была одна правда — музыка и текст двух великих россиян. Это вне времени».

«Риккардо Мути съездил на Украину, чтобы увидеть Бабий Яр»

«Главное для меня событие последних лет — исполнение и запись компакт-диска 13-й симфонии Дмитрия Шостаковича «Бабий Яр» с Чикагским симфоническим оркестром под управлением Риккардо Мути. С Мути мне привелось исполнить несколько опер, реквиемов, месс и «Стабат Матер». В Чикаго с Маэстро в этот раз я впервые делал русскую музыку.

Насколько глубок этот дирижёр, можно судить по тому хотя бы, что перед началом нашей с ним работы он съездил на Украину, чтобы самому увидеть трагический овраг на окраине Киева, место массового расстрела фашистами евреев. Не случайно Риккардо ощутил так тонко музыку Шостаковича и русские слова Евгения Евтушенко. За пределами СССР он первый исполнитель симфонии в мире.

Сразу после премьеры в Москве в 1962 году и в Минске в 1963 году симфонию власти запретили. И тогда друзья Шостаковича передали Риккардо Мути микрофильм с фотографиями всех её партий и голосов,— кто-то подсунул под дверь гримёрной комнаты Мути в Ля Скала. Маэстро рассказал мне это с горечью и гордостью, ибо ему доверил композитор судьбу своего великого произведения. Мути всё разучил с оркестром и исполнил симфонию в Италии. Получается, что за рубежом наше исполнение с Риккардо Мути 13-й симфонии Шостаковича стало вторым в её истории».

Алексей Тихомиров

Спектакль «Евгений Онегин» в японском театре НО. Фото из группы Алексея Тихомирова «ВКонтакте».

Певцы и режиссёры

«Режиссёр интересен певцу видением спектакля. С Петрико Ионеско я работал над Борисом в Марселе после того, как он поставил этот спектакль с Гяуровым, Христовым, Раймонди, Фурланетто. Было приятно ­услышать от маэстро похвалу и слова отцовского уважения. Я с большим чувством благодарности и с ка­кой‑то неистовой отдачей работал в его постановке.

Режиссёр шотландец Пол Каррен, балетмейстер в прошлом, знает законы сцены и правильно объясняет артистам их задачи. Прекрасно говорит на нескольких языках, и русском. Очень интересно было с ним исполнять Вагнера. «Летучий Голландец» в его постановке мне близок брутальностью и мужеством. В этой постановке декорации кораблей в конце оперы просвечивались насквозь, и артисты хора играли призраков с корабля Голландца. Зал был изумлён этой находкой.

Американец Девид Олден,— я участвовал в его постановках «Хованщины» в Антверпене в 2014 году и в Лионской опере в 2011 году в «Луизе Миллер» в партии монстра Вурма,— своеобразный режиссёр со своим видением. Он доверяет певцам, даёт им играть на сцене. В его постановках это основа. Похожий опыт с моим шефом в «Геликон-Опере» Дмитрием Бертманом. Любимец артистов хора всего мира и великих наших Хворостовского, Бородиной, Нетребко. Ну, и мы, подрастающее поколение, тоже! Дмитрий Александрович даёт на сцене и много задач, и долгожданную свободу актёру. Такая работа в удовольствие!

Очень востребованный режиссёр на Западе Дмитрий Черняков тщательно, детально репетирует. Хор в Большом очень любит его за точное распределение ролей. Зачастую каждая секунда расписана, как в кино. Колоссальный труд, пара месяцев репетиций. Но свободы этот режиссёр никому не даёт. Его стиль — точное повторение его замысла и рисунка. Я делал с ним «Руслана и Людмилу» в Большом. Очень похож на стиль Мариуша Трелинского. В Вене прошла с большим успехом его постановка «Халька». Польский кинорежиссёр сделал экшен в опере. Репетиции шли два месяца. Движущийся круг на сцене с разными комнатами — киношный трюк, как будто камера следует за героем, а он бежит или идёт, всё время оказываясь при этом напротив зрителя. Но круг вращается, и артист входит в следующую дверь, в коридор. Очень интересно. И драматически всё выстроено сильно!»

Российская и западная публика

«Публика ни в России, ни на Западе теперь не отличается знанием оперы. Хорошо, если четверть зала что-то представляет об идущем на сцене, переживает за героев, ждёт любимые моменты. Немудрено, что зрителя нередко обманывают, подсовывают постановки одноразовые, с распиленным постановщиками бюджетом. И быстренько оперу снимают и принимаются за новую. В редких случаях постановка имеет успех и продолжение в других театрах и странах.

О, знаю, чем отличается оперный зритель на Западе от нашего. Там ради автографа не ввалятся в гримёрку певца с программкой спектакля или куском салфетки из бара, как это бывает у нас… Там принято заранее в кассе театра купить фотографию певца и с золотым маркером в руке дожидаться его выхода в фойе для автографов. Это ритуал. С большим уважением к оперному искусству относятся австрийцы, японцы, немцы, французы, итальянцы. Петь им очень приятно».

Узнают во Франции и Вене

«В России меня мало знают. А во Франции даже в аэропорту подходят за автографом или просто поздороваться, рассказать о своём впечатлении от моей партии, хвалят, некоторые очень хвалят. Запросто. Только что в Вене в подземке мужчина с семьёй подошли и поздравили с прошлогодней премьерой с моим участием, на которой они побывали. В Дюссельдорфе наши эмигранты в музее узнали во мне моего персонажа оперы. Очень часто на улицах встречают фанаты оперы. Это, оказывается, приятно!»

Алексей Тихомиров

Фото из группы Алексея Тихомирова «ВКонтакте».

Опера в темноте

«Партию Бориса Тимофеевича в опере Шостаковича «Катерина Измайлова» я спел прежде всего в Геликоне. Бертман этот спектакль недавно записал на канале «Культура», его скоро покажут. Потом пел Бориса Тимофеевича в Монако и Чили, скоро спою в Мехико. Эту партию грозного свёкра Бориса Тимофеевича я спел в постановке потрясающего режиссёра Марсело Ломбардеро, создавшего фильм-оперу. Публика наблюдала за действием затаив дыхание.

Кстати, эту постановку мы повторили в Чили. Но произошёл конфуз, и было ужасно жалко режиссёра — забастовали в театре монтировщики, осветители, звукотехники, гримёры, костюмеры, и мы были вынуждены сыграть на премьере концертный вариант. У режиссёра в глазах стояли слёзы, ведь труппа проделала огромную работу, и всё напрасно. Марсело улетел до премьеры. Но мы не подвели его, сыграли так, как он поставил на сцене, и публика осталась довольна. Если вдруг я ещё раз встречусь на сцене с Марсело, мы обязательно сделаем дополнительный вариант его постановки. И если у нас отберут оркестр и хор, на ложках сыграем эту замечательную «Леди Макбет».

Голова осла и скотч как компенсация

«Мой Боттом в Женевском театре в 2015 году — персонаж шекспировского «Сна в летнюю ночь» и композитора британца Бенджамина Бриттена, близкого друга Ростроповича и Вишневской. Ставила известнейшая немецкая киноактриса Катарина Тальбах. Дирижёр американец Стивен Слоун. Мой герой перевоплощался в середине оперы в осла. Для этого механик разработал механическую голову с живой мимикой,— двигались веки, нос, уши, открывался рот, высовывался язык. Пришлось самому этим управлять, и петь, танцевать, играть. Прямо голливудский трюк провернул на спектакле. Температура в ослиной голове быстро росла, было очень тяжело управляться с дыханием. Пришлось ещё и поработать над британским произношением шекспировского текста, что удалось, потому что очень помогает музыкальный слух.

В начале репетиций Стивен Слоун меня невзлюбил. Прошёл месяц, и он пригласил меня на ужин, где признался, что был неправ и хочет загладить вину парой стаканов шотландского скоча в моей компании. На премьере зал хохотал без передышки».

«Там далеко за тёмным бором…»

«Недавно довелось исполнить роль Шаляпина в драматической пьесе «Шаляпин и О’Нил» Амины Жаман про нью-йоркскую несбывшуюся встречу Шаляпина и О’Нила. В пьесе по времени американские гастроли и последние годы жизни Шаляпина. Я много думал, какую песню запел бы Фёдор Иванович, и включил в спектакль «Глухой неведомой тайгою»: «Там далеко за тёмным бором оставил Родину свою, оставил мать свою родную (подразумевая Россию), детей, любимую жену… Умру… В чужой земле зароют. Заплачет маменька моя. Жена найдёт себе другого (это опера жена), а мать сыночка никогда!» (Россия-мать)».

Total Views: 532 ,
Русская Инициатива
Мы принимаем новых участников в состав Русской инициативы