Дорогие друзья! Сайт находится в стадии доработки и наполнения.
Александр Рар: многие используют историю как оружие | Кофе вне политики

В новом выпуске программы «Кофе вне политики» к нам в гости пожаловал немецкий журналист-международник Александр Рар. Историк и политолог по образованию родился в семье русских эмигрантов в Тайвани и прожил всю жизнь в Германии.

Свою карьеру  он посвятил тому, чтобы навести мосты между Россией и Германией. Написал восемь книг о первой и её роли в жизни второй. Среди них – биография президента РФ Владимира Путина, которого он называет «немцем в Кремле».

Россиянин, выросший в Германии, или немец, безукоризненно говорящий по-русски? На этот вопрос Александр попытался ответить в интервью Юлии Серебрянской. С лидером «Русской инициативы» он также поговорил о сложностях эмиграции, переписывании истории и том, какой Германия будет без Ангелы Меркель.

— Александр, вы популярны как в Германии, так и в России. Расскажите, как вам это удалось.

Я рано начал делать карьеру. Всю жизнь трудился над восстановлением отношений между Западом и Россией. После развала коммунизма, падения Берлинской стены это было очень важно для всей Европы, в том числе и РФ. Мои действия достаточно быстро заметили как в Германии, так и в других странах. Я много чего сделал как учёный, писатель, публицист. В 90-е годы и начале 2000-х многие нуждались в своего рода «мостостроителях», «инженерах душ», коими я и являлся. У меня были возможности работать с немецкими фондами и местным бизнесом. Все эти ресурсы активно использовались в моей деятельности. Также часто я давал советы как немецкому, так и русскому правительству.

Однако в 2014 году, когда все построенные мной мосты между странами рухнули из-за украинского кризиса, необходимость в таких «строителях» исчезла. Я начал проигрывать, и теперь пытаюсь строить мосты из России в Германию

— А что вами больше двигало: тот факт, что открылись новые возможности для использования русского языка, знаний о России, собственного опыта, или же это было именно желание наладить коммуникацию между странами?

Я бы сказал, что мной двигало нечто третье. Поскольку я потомок русских эмигрантов, я много знаю об обеих странах и тех сложностях, с которыми сталкиваются приезжие из России. Мои родственники были достаточно знатными. Дед – адъютант капитана Врангеля, а отец всю жизнь работал в эмигрантских организациях и даже побывал в концлагерях. Это люди, покалеченные Второй мировой войной, очень религиозные. Меня они также воспитывали согласно десяти заповедям. Даже здесь, в Германии, мне говорят: «Ваша Родина – Россия», хотя я всю жизнь провёл в Германии.

— А вы сами, как считаете: ваша Родина – Россия или Германия?

Это неоднозначный вопрос. Я редко общался с родственниками в России из-за «железного занавеса». Моим детям в этом плане проще. Сейчас нет такой диаспоры, когда мы не могли общаться с российскими знакомыми. В своё время эта ситуация стала моим двигателем. Я хотел исполнить заветы, которые вложили в меня родители, и стать частью не только немецкой, но и русской культуры.

— Как вы и сказали, теперь нет диаспоры, диктующей свои условия. Мир изменился, сейчас можно общаться с родными и друзьями, будучи совершенно в любой точке мира. Значит ли это, что стоит отказаться от самих понятий «диаспора», «эмигрант» и ввести новый термин, например, «представитель России»?

Вы совершенно правы, мир меняется. Однако Россия очень интересная, мощная, но в то же время сложная страна. Здесь, в Германии, всегда будет российская эмиграция. Да, сейчас мы не можем говорить об эмиграции в том смысле, в котором понимали это слово во времена холодной войны или даже в период до Второй мировой войны. Тогда люди бежали из России после гражданской войны, они были покалечены коммунистической властью, хотели вернуться туда, в прежнюю жизнь. Однако эти эмигранты ранее жили в старой России, которая была потеряна в 1917 году. Сейчас уже совершенно другие эмигранты.

— А, например, приезжающих в Германию работать или по семейным обстоятельствам, но при этом желающих помогать своей стране можно ли назвать «представители России»?

Действительно, таких людей, которые приехали сюда за лучшей жизнью во время кризиса 90-х годов много, я бы сказал около миллиона. Однако я знаю очень мало эмигрантов, хорошо устроившихся здесь. Конечно, есть те, кто просто вывез деньги и хорошо живёт в Германии, но существуют и другие примеры, русские патриоты, работающие здесь. Они критически настроены по отношению к некоторым экономическим нюансам, однако если кто-то здесь начнёт нападать на Россию, эти люди начнут её защищать. Таких эмигрантов, я считаю, можно назвать представителями русского духа здесь. Однако есть ещё одна категория людей, которым всё время нужно с чем-то бороться.

— Мы создали организацию «Русская инициатива» как раз для того, чтобы объединить русских эмигрантов, дать им площадку для общения, возможность поднимать и обсуждать важные для них темы.

Да, во многих странах есть такие площадки. Например, в Германии известный «Гёте Институт» активно занимается развитием немецкой культуры за рубежом: преподает немецкий язык во всех странах, расширяет имидж Германии, рассказывает про культуру.

В России, конечно, тоже существуют подобные организации. Однако я считаю, что их стоит дополнять такими инициативами, как ваша. По моему мнению, эмигранты должны вносить вклад в страну, в которую они переехали, так и страна должна помогать соотечественникам за границей и развивать свою культуру в других странах.

— 20 лет назад вы стали известны тем, что написали биографию нашего лидера, Владимира Путина. Как думаете, спустя столько лет стоит ли её переписать?

Я уже, можно сказать, переписал. В январе в России выйдет книга, которую в Германии увидел свет год назад. Она называется «2054 год. Декодировние Путина». Это политический роман. Однако книгу нельзя отнести к «фэнтези» или чему-то подобному. На 85% — это история: все через что мы прошли, достояние Путина и всей России, причины конфликта с Западом. Взгляд на все эти вещи, можно сказать, «из закулисья».

— На Западе четко разграничивают Россию и Владимира Путина. Многие там считают, что президент является главной проблемой страны. Почему так?

Да, на Путина здесь многие злятся, но не все. Я бы сказал, большинство его всё же уважает, но некоторые, особенно политики, считают, что он встал поперек западной идеи либерализма. Они утверждают, что он строит новую Европу посреди Европы.

На мой взгляд, Владимир Путин правильно говорит, что Россия имеет право строить свою страну, основываясь на традиционных, семейных ценностях, десяти заповедях, как это всегда было. Запад уходит в сторону постмодернизма, это выбор местных лидеров. Однако стоит учитывать, что Россия тоже часть Европы и Путин делает всё, чтобы страна ей оставалась, а Запад в свою очередь расширяет границы НАТО до российских границ. Это провоцирует конфликты.

При разговорах с жителями Германии на эту тему я говорю: «Вы посмотрите, почему русский народ так любит своего лидера? Если вы будете воевать с ним, вы будете воевать с русскими». Они этого не понимают, но на этом все разговоры заканчиваются.

Что касается России в целом, к ней тоже сложное отношение. Это связано с историей 20 века. Внутри Европы было сильное противостояние по поводу отношения к Советскому союзу, он воспринимался как угроза. Поэтому сейчас идет переписывание истории. История, к сожалению, многими используется как оружие.

— А как вы думаете, возможно ли переписать историю так, чтобы будущие поколения воспринимали все события совершенно по-новому?

Это уже происходит, на наших с вами глазах. Я был свидетелем того, как рухнула Берлинская стена., началась перестройка, стали вводить демократические реформы. Я даже могу сказать, что Россия сама себя освободила от коммунизма. Однако на Западе эту историю преподносят иначе: восточные немцы, чехи, поляки, болгары – все они восстали против своих лидеров, и в этом, по их мнению, виновата Россия, державшая всех под контролем. Но я сам видел, что это не так и стараюсь объяснить это своим детям.

— А что в таком случае нужно делать? Быть настойчивее и агрессивнее в изложении тех фактов о России, которые мы знаем?

Я думаю, если бы было доверие и мы бы не дрались друг с другом, как в последние двадцать лет, то через совместное кино, телевизионные программы, общие учебники, исторические комиссии пришли к общему знаменателю.

— А нужно ли это немцам? Нужна ли им историческая правда?

К сожалению, есть часть элиты, которая использует историю как оружие. Однако есть в истории примеры, когда получалось добиться воссоединения прежних врагов. Например, Германия и Франция много вложили в свою молодежь, чтобы стереть следы конфликта. Эти страны раньше ненавидели друг друга. Даже когда я учился в немецкой школе, к французам там было катастрофически плохое отношение.

— Может, в итоге они нашли против кого дружить?

Нет, это совершенно неверно. Они как основатели Европы враждовали практически тысячу лет, а сейчас, действительно, многое вложили, чтобы прийти к консенсусу. Германия и Франция – это не проблема России. Проблема России – Соединённые Штаты Америки, которые имеют большое влияние на европейцев и не хотят пускать Россию в Европу. А немцы и французы хотят общую Европу от Лиссабона до Владивостока.

— А какое мнение на этот счёт у Ангелы Меркель? Мы в России её очень любим. Она пример женщины, которая самоотверженно служит своей Родине, своему народу. Почему она так долго у руля? В чём её секрет?

Спасибо за добрые слова в адрес нашего канцлера. Она всегда пытается ладить со всеми, желая оставаться у власти. Она должна оставаться гибкой в любой ситуации.

Однако только половина немцев видит её, как вы. Вторая половина же считает, что она ведет Германию не туда. Такое мнение сформировалось после того, как она открыла границу для беженцев. Что касается России, здесь все сложно. У неё не сложились отношения с лидером страны, Владимиром Путиным. В вопросах о России она чаще слушает поляков и американцев, и стоит на одних с ними позициях.

Однако дважды Меркель сделала громадный шаг в сторону России и подтвердила, что в важных вопросах Германия должна не только учитывать российскую точку зрения, но и решать вопросы вместе с лидерами РФ. Первый раз канцлер обозначила эту позицию в 2008 году, когда Германия в одиночку остановила расширение границ НАТО на Украину и Грузию, чего хотели американцы. Если бы это допустили, произошла бы катастрофа. Второй раз – история с «Северным потоком-2», когда альянс между Германией и Россией, а если шире сказать, между старой Европой и Россией был спасён твёрдым решением немцев достроить этот «Северный поток». Все действия были сделаны вопреки мнению Польши, Америки и других стран, которые хотят вытолкнуть Россию из Европы.

— Сейчас Ангела Меркель уходит. Как считаете, какой будет Германия без неё и кто станет новым канцлером?

После ухода такой сильной личности, естественно, будет борьба за власть. Это очевидно. У нас уже есть пять кандидатов.

С моей точки зрения, хорошие шансы есть у госпожи Аннегрет Крамп-Карренбауэр, председателя партии, экс-генерального секретаря ХДС, «любимицы Ангелы Меркель». Она сама поставила её на столь высокий пост.
Также, я считаю, что есть возможность получить этот пост у премьера Северной Вестфалии Армина Лашета.

— Нашим зрителям также интересна история о Михаиле Ходорковском. Вы сыграли значительную роль в том, что ему удалось попасть в Германию. Расскажите об этом подробнее.

Это было 7 лет назад Ганс-Дитрих Геншер, бывший министр иностранных дел Германии, попросил с ним сотрудничать в одном секретном деле. Его попросили немецкие представители общественности посодействовать тому, чтобы Путин выпустил Ходорковского на свободу. Меркель сама поддержала такую инициативу. В основном участие в этом принимал господин Геншер. Я ему только давал советы время от времени, потому что он не хотел полагаться только на экспертизу МИДа.

В отличие от тех, кто отстаивал невиновность Ходорковского, спорил с Путиным на эту тему, Геншер сразу сказал, что ему неважно, виноват этот человек или не виноват. Он просил именно проявить милосердие к Михаилу.

Я все это время присутствовал при Геншере как консультант. Мне кажется, Путин правильно сделал, что отпустил Ходорковского именно в Германию. Это могло стать почвой для улучшения отношений между странами, которые в то время уже начали портиться. Однако Меркель даже не поблагодарила Путина за его действие, из-за чего изменений в германо-русских отношениях не было. Это стратегическая ошибка нашего канцлера.

— А вы бы взялись написать биографию Ангелы Меркель?

Думаю, это уже сделали за меня, и не один раз. Но я специалист по России. Эта страна располагает таким большим количеством загадок и интереснейших мест, о которых можно многое написать. Надеюсь, мой новый роман побудит читателей посмотреть на Россию иначе, по-новому.

Total Views: 1011 ,
Проекты
Русская Инициатива
Мы принимаем новых участников в состав Русской инициативы