Василий Ложкин: я ориентируюсь на соотечественников | Кофе вне политики

В новом выпуске «Кофе вне политики» –  Василий Ложкин. Художник, певец, автор песен. Скромно утверждает, что не умеет рисовать. Не вкладывает дополнительных смыслов в картины: призывает видеть лишь то, что изображено.

Мы узнали мнение Василия о роли политики в искусстве, вдохновении и поиске смысла жизни.

– Как вас лучше называть: Василий или Алексей?

– Либо Вася, либо Алексей Владимирович. Дома меня называют Алексей или Алёша.

– Алексей, есть такое мнение, что народ достоин тех политиков, которые отвечают его интересам. Когда смотришь на страну, изображённую в ваших картинах, становится страшно жить в России. Вы считаете, что такая обстановка связана с мировоззрением наших соотечественников? Но я слышала, вы любите русских, тогда почему так представляете их в работах?

– Это ваше восприятие моих картин. Когда я смотрю на работы, мне радостно от них. Как говорится, после смерти художник попадает в мир своих картин. Я не боюсь попасть в этот мир.

– Вы не похожи на художников, рисующих только ради искусства. У вас в картинах много смысла. К тому же они состоят не только из графической, но и из текстовой части, дополняющей смысл. Основной мотив вашего творчества – политика. Я бы сказала, в искусстве вы политик больше, чем кто-либо.

– Да, так и есть. Я в какой-то степени борец против капитализма.

– А что будет после него?

– Коммунизм на всей планете. Ещё не было такой революции, которая подвела бы мир к этому режиму. Я считаю, рано или поздно таких перемен не избежать.

– Понятно, что художник должен быть революционером, потому что он переворачивает или отражает действительность. Но мне показалось, что на ваших картинах изображена только плохая сторона жизни в России. Почему упор на этом? Это проще продать?

– Я рисую лишь одну ситуацию из жизни какого-либо человека. Например, пионер вчера перевёл бабушку через дорогу, совершая тем самым добрый поступок, но завтра он задушит человека. Если я запечатлею его именно в момент удушения, то в картине не будет посыла, что все пионеры убивают людей.

– Эпатаж и вызов помогают творить, или художнику для работы необходима тишина, чтобы тщательно всё обдумать?

–Живопись – это, в первую очередь, творчество. Каждый работает по-своему: кто-то под алкоголем или наркотиками, кому-то необходим сильный стресс. А эпатаж нужен скорее, чтобы продавать картины.

– Вы не похожи на типичного художника, даже больше напоминаете менеджера. Весьма нетипичный образ для деятеля искусства. Почему вы его выбрали?

– Если классический образ – с мольбертом и кистью, то меня можно увидеть и в таком амплуа. Но сейчас я в галерее, где картины продаются и выгляжу соответствующе. Однако у меня есть мысль нанять человека, который будет изображать меня как раз-таки в описанном вами имидже: с кисточкой, в краске и прочее.

– А много ли в современном искусстве политики? И если бы её совсем не было, остались бы ваши картины такими, как сейчас?

– Сегодня само общество очень политизировано. Человек смотрит, например, на картину с полицейскими и видит политику. Но я не создаю работы на эту тему целенаправленно.

– Вы лично знакомы с российскими или зарубежными политиками?

– Да, с депутатами доводилось встречаться.

– А сами не хотели попробовать себя в этой роли?

– Нет. Для этого нужны особые способности. Да и кто меня туда пустит?

– Как? Ваши работы – уже предвыборные плакаты. Нужно просто пообещать сделать так, чтобы ситуации с картин не повторялись.

– Если бы я оказался на месте президента, я бы столкнулся с той проблемой, что я не знаю, как спасти Россию.

– Но разве ответ не в ваших картинах?

– Каждый видит по-своему. Некоторые видят ответ, но это не значит, что он там есть.

– А как вы видите себя, своё творчество, свою галерею через десять лет?

– Пока не знаю. Галерею мы открыли недавно и не знаем, куда это приведёт. К тому же сейчас некий экономический спад, картины плохо покупаются.

–  А где вы находите вдохновение для создания произведений?

– Можно сказать, что мысли ко мне приходят «с потолка». Вероятно, это работа подсознания. Я могу услышать что-то по телевизору, в новостях, прочитать в интернете, после чего увиденное оседает в голове, приходя потом в совершенно новой форме. Знаете, это работает, как сон.

– Как вы готовитесь к работе?

– У меня нет особых ритуалов. Единственное, продуктивнее работать утром. После обеда крайне сложно собраться.

– Пробовали ли вы себя в портретном искусстве?

– Меня пару раз просили рисовать политиков: Владимира Путина и Дмитрия Медведева. Эти портреты я уже продал. Но это не мой профиль: не умею рисовать, в широком понимании этого слова.

– Давайте поговорим о вашем коллеге, Никасе Сафронове. Он купил себе шикарную квартиру в центре Москвы, у него есть деньги. Значит, его картины продаются. Почему же о нём так негативно отзываются?

– Мне кажется, в художественной среде все друг друга ненавидят и говорят о коллегах какие-то гадости. У меня нет негатива к Никасу Сафронову. Я видел его картины по телевизору, достаточно смешные. Он молодец.

– Членов нашей организации «Русская инициатива» интересует такой вопрос: почему на зарубежных выставках вы представляете такие картины, которые выставляют Россию в негативном свете?

– Наоборот. Была вот выставка «Русская пропаганда» в Праге, где Россия представлена страной, порабощающей Запад. У меня же всё не так. В моих работах скорее иностранцы представлены в неприглядном свете.

– Это ведь тоже нетолерантно и характеризует Россию как страну, не вписанную в современные каноны.

– Я думаю, за границей мои картины никому не нужны. В первую очередь, моё творчество адресовано русскоязычным людям. Даже если перевести надписи на произведениях, иностранцы не смогут полностью понять смысл, он исказится.

– Но разве задача искусства не состоит в том, чтобы говорить без перевода за счёт визуальных акцентов?

– В первую очередь я ориентируюсь на соотечественников. Но притом я не мыслю общими категориями, не могу говорить за весь народ. Человек порой не может сказать, чем живёт или увлекается его сосед по лестничной площадке, но при том пытается говорить за весь народ. Моё же творчество о другом.

– Как по-вашему, искусство должно воспитывать современное поколение?

– Лично я не занимаюсь воспитанием, скорее прокладываю мостик между людьми разных взглядов. На мои выставки приходят представители разных национальностей, возрастов, социальных слоёв, религии и ценностей. Все они прежде всего люди, я никак не делю их и мои картины могут послужить шагом для объединения этих общественных групп.

– Где бы вы хотели увидеть ваши работы в будущем: в «Эрмитаже», «Русском музее», «Музее современного искусства»?

– Нет, только в своей галерее. Вряд ли мои картины впишутся в антураж классических произведений. Люди этого не поймут. Хотя мы выставляемся в нескольких государственных музеях, но задачи такой нет. Если пригласят, я соглашусь, но целью это ставить не планирую.

Total Views: 143 ,
Задайте ваш вопрос:

У вас есть тема? Вы находитесь на месте событий? Мы написали текст по теме, про которую вы знаете больше нас? Напишите нам!

Как с вами связаться?
О чем хотите рассказать?

Нет комментариев к Василий Ложкин: я ориентируюсь на соотечественников | Кофе вне политики

Оставить комментарий

Смотрите также